www.moshkow.net
на главную
ENGLISH
ABOUT ME

текущие проекты:
портал jazz.ru
журнал «джаз.ру»
книжные публикации и проекты:
- книга "блюз. введение в историю" - 2-е издание (2014)!
- new цифровой релиз повести о молодых музыкантах 80-х «кривые дорожки»!
- new цифровой пре-релиз фантастического романа "миссия «опасные материалы"»!
- new цифровой пре-релиз фантастического романа "операция «специальная доставка"»!
- книга "индустрия джаза в америке. 21 век"!
- новый двухтомник "российский джаз"!
- двухтомное переиздание книги "великие люди джаза"!
- вся фантастика кирилла мошкова (sci fi)
- все книжные проекты non-fiction
"слушать здесь": jazz podcast
russian jazz podcast in english
cyril moshkow @ youtube: видеоканал кирилла мошкова (оригинальные съёмки российского джаза)
архивы - материалы о музыке:
статьи, обзоры, интервью, репортажи 1996-2015
new неформатные музыковедческие изыскания малой формы 2005-2015
рецензии (джаз, блюз, world beat) 1997-2015
new лекции о музыке (с 2013)
архивы - фото:
фотоархив кирилла мошкова
архивы -  радио:
радиоархивы кирилла мошкова: станции, программы, записи, подкасты
архив радиопрограммы "джем-клуб" (1996-97)
архив радиопрограммы "академический час джаза" (1994-97)
архив радиопрограммы "сплавы" (1996-97)
архив радиопрограммы "вечерняя сказка" (1994-96)
другие ресурсы:
персональное:
биография
резюме, если что (англ. и рус.)
cyril moshkow @ linkedin
cyril moshkow @ allaboutjazz.com
личный фотоальбом
ссылки (веб-окружение) и обратная связь
группа "секретный ужин" (1987-1997)
 интерактив
дневник кирилла мошкова в "живом журнале"
cyril moshkow's english blog

Cyril Moshkow

Create Your Badge

Rambler's Top100

Cyril Moshkow,
1997-2016
© design, content, photos
hosted by AGAVA

 

Кирилл Мошков. Джаз в СССР: хронология

(для приложения к журналу "Time Out Moscow", май 2007)

1922, 1 октября: вернувшийся в Москву из Парижа после восьми лет эмиграции поэт, переводчик и танцор Валентин Парнах устраивает концерт «Первого республиканского джаз-банда». Сам Парнах ни на чём играть не умел, но тщательно прорепетировал с полными энтузиазма московскими музыкантами музыку, подобную той, что звучала на привезённых им из Парижа американских граммофонных пластинках. Полный набор инструментов для джаз-ансамбля - саксофон, банджо, ударную установку - он тоже привёз из-за границы. Парнах принимал участие в концерте как танцор, создав настолько впечатляющие пластические образы (один из которых сам он называл «жирафовидный истукан»), что вскоре Всеволод Мейерхольд пригласил его вместе с «джаз-бандом» участвовать в своих спектаклях - изображать «механистическую цивилизацию Запада». Ильф и Петров зло высмеяли участие «банды» Парнаха в мейерхольдовских спектаклях, выведя в «Двенадцати стульях» вооружённых «саксофонами, флексатонами, пивными бутылками и кружками Эсмарха» Галкина, Палкина, Малкина, Чалкина и Залкинда.
1926, весна - по СССР впервые гастролируют два «настоящих» джазовых ансамбля. Афроамериканцы из Jazz Kings барабанщика Бенни Пэйтона несколько месяцев дают концерты в Москве, Харькове, Одессе и Киеве; в их составе - такие звёзды, как тромбонист Фрэнк Уитерс и гениальный сопрано-саксофонист (в то время, впрочем, ещё кларнетист) Сидни Беше. Беспутному Беше перед отъездом в Европу пришлось продлить советскую визу на несколько недель, чтобы в больнице очухаться от последствий слишком плотного знакомства с русской водкой и украинской горилкой. Базирующийся в Великобритании Сэм Вудинг привёз несколько менее «горячее», прилизанно-эстрадное ревю из перебравшихся в Англию темнокожих американцев «Шоколадные ребятки» (The Chocolate Kiddies).
1927, март: после четырёх месяцев напряжённых репетиций в московском Артистическом клубе дебютирует первый советский профессиональный джазовый коллектив - «АМА-джаз» пианиста Александра Цфасмана. В 1928 г. «АМА-джаз» становится первым джазовым коллективом, живьём сыгравшим в студии Московского радио, и первым советским джазовым ансамблем, записавшимся на грампластинку («Аллилуйя» Виктора Юманса; помните бал Воланда у Булгакова? - «джаз обезьян» играет там именно эту пьесу, которая в конце 20-х благодаря записи Цфасмана была у всех на слуху).
1928: пролетарский писатель Максим Горький из своей уютной виллы на острове Капри обрушивается на эстрадно-танцевальную музыку, опубликовав в газете «Правда» статью «О музыке толстых». О джазе как таковом речь в статье не шла: говорят, что писателя замучили танцевальные фокстроты, которые на первом этаже виллы крутил на патефоне беспутный сынок Горького. Однако праведный гнев престарелого Буревестника на долгие десятилетия стал воплощением официального советского представления именно о джазе: «...весь этот оскорбительный хаос бешеных звуков подчиняется ритму едва уловимому, и, послушав эти вопли минуту, две, начинаешь невольно воображать, что это играет оркестр безумных, они сошли с ума на сексуальной почве, а дирижирует ими какой-то человек-жеребец, размахивая огромным фаллосом».
1934: выходит фильм Григория Александрова «Весёлые ребята», первая советская музыкальная комедия. Оглушительный успех. В главной роли - эстрадный певец Леонид Утёсов, который свой оркестр именовал «Теа-джаз» («театральный джаз»). Утёсовская лёгкая эстрада с одесскими клезмерскими корнями на долгие десятилетия становится синонимом слов «советский джаз» для большинства советских слушателей.
1937-1938: после продолжительного перерыва советский джаз вновь записывается на грампластинки (ансамбли Александра Цфасмана, Александра Варламова, Виктора Кнушевицкого, Геннадия Ландсберга, Леонида Утёсова и др.).
1939, сентябрь: гитлеровские войска вторгаются в Польшу, и на советскую территорию бежит в полном составе оркестр трубача Адольфа «Эдди» Рознера - берлинского трубача, спасавшегося от нацистов в Польше. Начинается сумасшедшая популярность Рознера в СССР, продолжавшаяся до самого его ареста и заключения в магаданские лагеря в 1946 г.
1944: в честь открытия «второго фронта» англо-американскими союзниками американский джаз в СССР ненадолго становится официально терпимым. Леонид Утёсов записывает на русском языке свинговую песенку американского композитора Джимми Макхью «Comin' In On A Wing And A Prayer» - вот только крамольное упоминание о молитве из песни изымается, а взамен вписывается вошедшее в пословицу «на честном слове и на одном крыле».
1947: в СССР из Шанхая приезжает самый популярный в этом космополитичном китайском городе джазовый оркестр под руководством Олега Лундстрема, состоящий из выросших в Китае советских граждан - русскоязычных детей инженеров Китайской Восточной железной дороги. Оркестр поселяется в Казани, чтобы его участники могли получить в этом городе консерваторское образование.
1948, 10 февраля: Политбюро ЦК ВКП(б) выпускает пресловутое постановление «Об опере "Великая дружба" Вано Мурадели», где заклеймено «формалистическое направление, чуждое советскому народу». По результатам постановления вместе с Дмитрием Шостаковичем и Сергеем Прокофьевым под раздачу, как буржуазное искусство, попадает и джаз, хотя в тексте постановления он не фигурирует. Само упоминание слова «джаз» в официальном контексте становится невозможным на долгие восемь лет. Под запрет попали даже некоторые музыкальные инструменты, связанные с западной музыкой - шестиструнная («испанская») гитара, саксофоны. Этот период вошёл в историю советского джаза как «эпоха разгибания саксофонов».
1953: трубач Эдди Рознер освобождён из лагерей (где, впрочем, не рубил лес, а руководил оркестром из заключённых, в том числе и своих бывших оркестрантов) и возвращается в Москву. Вскоре он сформирует новый оркестр, который (правда, без своего лидера) снимется в дебютном фильме Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь» (1956). В фильме барабанщик оркестра Борис Матвеев впервые в советском кино играет джазовое соло на барабанах.
1955: в Казани оркестр Олега Лундстрема, пересидевший «эпоху разгибания саксофонов» в консерватории и в работе по кинотеатрам, готовит большую программу джазовых обработок татарской и русской музыки.
1956, 1 октября - большая часть «шанхайского» оркестра Олега Лундстрема переезжает из Казани в Москву, влившись в созданный Всесоюзной государственной концертной организацией «Концертный эстрадный оркестр п/у О.Лундстрема».
1957, лето: в Москве проходит VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Впервые на памяти целого поколения приподнятый «железный занавес» первым делом впустил в страну джаз, вызвав огромный всплеск формирования нового поколения советских джазменов. В джаз приходит так называемое «поколение физиков» - студенты технических специальностей, ринувшиеся осваивать новую музыку (саксофонист Алексей Зубов, изучавший теоретическую физику, его коллега Георгий Гаранян, учившийся на инженера, и др.). Тон в московском джазе задают коллективы, базирующиеся в Центральном Доме работников искусств. На Фестивале молодёжи и студентов с успехом выступает Молодёжный оркестр ЦДРИ п/у Юрия Саульского, завоевав серебряную медаль фестиваля. Газета «Советская культура» по-доброму откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»: «...Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодежный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках».
1961: в Москве под эгидой комсомола открывается первый джазовый клуб - кафе «Молодёжное», где базируется ансамбль трубача Андрея Товмасяна и саксофониста Алексея Козлова. СССР с двухмесячными гастролями посещает оркестр легендарного американского кларнетиста Бенни Гудмена; молодые участники его оркестра умудряются, несмотря на бдительный пригляд КГБ, общаться со своими советскими коллегами. Ленинградский саксофонист Геннадий Гольшейн передаёт в Нью-Йорк с оркестрантами Гудмена свои авторские сочинения; годом позже ансамбль звёзд нью-йоркского джаза (Фил Вудз, Зут Симс и др.) исполняет его музыку по радио «Свобода», именуя автора не иначе как «один советский джазовый композитор», во избежание неприятностей у Гольшейна.
1962: советские джазмены впервые выезжают на зарубежный джазовый фестиваль - «Jazz Jamboreee» в Варшаве. Молодые звёзды советского джаза - трубач Товмасян, саксофонист Козлов, гитарист Николай Громин и др. - вызывают удивление своих европейских коллег, не подозревавших, что в СССР кто-то играет современный джаз, причём не копируя американские образцы, а создавая собственную музыку с опорой на национальные традиции. В Варшаве впервые за пределами СССР прозвучал первый советский джазовый стандарт 60-х - «Господин Великий Новгород» Андрея Товмасяна.
1965: после не слишком удачной первой попытки 1964 г. в Москве проходит II Московский фестиваль джаза, вошедший в историю, как и фестивали 1966-68 гг., благодаря выпущенным Всесоюзной фирмой грамзаписи «Мелодия» сборником лучших фестивальных номеров. Гремят имена пианиста Игоря Бриля, трубача Германа Лукьянова, саксофониста Алексея Козлова...
1966: Александр Цфасман от лица советских джазовых музыкантов подписывает декларацию о создании Европейской джазовой федерации. Правда, в 1968 г. после событий в Чехословакии в советской идеологической машине начинается «завинчивание гаек», благодаря чему накал джазовой жизни надолго снижается, и никто из советских музыкантов больше участия в деятельности федерации не принимает.
1967: на Таллинский джазовый фестиваль приезжает ансамбль американского саксофониста Чарлза Ллойда с молодым Китом Джарреттом на фортепиано. Превосходный репортаж с фестиваля публикует в журнале «Юность» писатель Василий Аксёнов.
Физик Юрий Козырев создаёт в Москве первое советское джазовое учебное заведение - Школу джаза МИФИ (впоследствии - Джазовая студия «Москворечье», ныне - Колледж импровизационной музыки).
1971: Советский Союз в двухнедельными гастролями посещает оркестр самого Дюка Эллингтона. Сотни фэнов со всей страны колесят вслед за Дюком по всему его гастрольному маршруту, вплоть до Ташкента. В Ленинграде группа местных музыкантов умудряется прорваться на лётное поле аэродрома и сыграть выходящему из самолёта Дюку «Когда святые маршируют», невзирая на неудовольствие местных органов КГБ.
1973: московские джазмены в клубе «Времена года» играют джем с оркестрантами гастролирующего по СССР лучшего джазового оркестра 1970-х - Thad Jones / Mel Lewis Big Band (ныне - Village Vanguard Orchestra).
СССР впервые разрешает массовую еврейскую эмиграцию; придумав себе еврейских бабушек и дедушек, из страны с 1973 г. и на протяжении всех 1970-80-х гг. эмигрирует множество джазовых музыкантов, стремящихся играть любимую музыку на её родине, в США. Трубач Валерий Пономарёв, например, через несколько лет окажется в составе легендарных Art Blakey Jazz Messengers, а саксофонист Анатолий Герасимов - в оркестре сына Дюка Эллингтона, Мерсера.
1974: в нескольких музыкальных училищах и высших учебных заведениях (в том числе московском Институте им. Гнесиных и Ростовской консерватории) впервые вводятся официальные программы изучения джазового исполнительства (так называемые «эстрадно-джазовые отделения»).
Госконцерт впервые официально принимает на работу джазового музыканта именно как джазового музыканта (пианист Леонид Чижик), но в то же время засовывает приехавшего на концерт в Москве великого пианиста Оскара Питерсона жить в какой-то Дом колхозника, в результате чего концерт отменяется.
Вторая половина 70-х - первая половина 80-х: «малый ледниковый период» в советском джазе - почти нет фестивалей прежнего масштаба. Правда, выходят виниловые альбомы многих советских джазменов - пианиста Игоря Бриля, джаз-рок-группы «Арсенал» саксофониста Алексея Козлова, ансамблей «Каданс» Германа Лукьянова и «Аллегро» Николая Левиновского и даже записи авангардного вильнюсского трио Ганелин-Тарасов-Чекасин, но многие музыканты (например, саксофонист Алексей Зубов) эмигрируют, так и не дождавшись своей авторской пластинки.
1982: московские джазмены скромно отмечают 60-летие советского джаза.
1983: выходит на экраны фильм Карена Шахназарова «Мы из джаза» с музыкой пианиста Анатолия Кролла, впервые в популярной форме представляющий широкому советскому зрителю основы истории джаза в СССР.
1990: Юрий Саульский проводит в Москве эпохальный Первый международный московский джаз-фестиваль, на котором рядом с советскими звёздами играют такие титаны мирового джаза, как Сан Ра, Фредди Хаббард, Бенни Голсон, Лестер Буои, Брэнфорд Марсалис...
1991: с концом Советского Союза заканчивается и эпоха «советского джаза», которому отныне предстоит не борьба с государственной идеологией, а повседневная битва за экономическое выживание. Джаз в России погружается в кризис; эмигрирует множество музыкантов, не уехавших даже в самые трудные советские годы; количество выпускаемых джазовых записей падает почти до нуля. Выйти из кризиса и начать создавать для себя новую среду обитания импровизационной музыке в России удастся только ко второй половине 90-х.

Кирилл Мошков,
главный редактор журнала «Джаз.Ру»

Оглавление статей
Главная страница

главная страница

Уважаемые господа!
Напоминаю, что исключительные авторские и смежные права на размещенные здесь тексты принадлежат их автору - Кириллу Мошкову. Любое воспроизведение этих текстов где бы то ни было (интернет, печать, радиовещание и т.п.) возможно только и исключительно с письменного разрешения автора.

© Кирилл Мошков, 2007